Лекция 12. Народы Америки ч.2.

План:

1. Этнические последствия европейской колонизации.

2. Основные теденции этнокультурного развития в современной Америке.

1. Испанское открытие и завоевание новых земель началось в 1492 с Антил, где в течение нескольких десятков лет порт Санто-Доминго на Эснаньоле был центром, куда приходили корабли из Испании и откуда завоеватели и колонисты отправлялись на соседние острова и на материк- Некоторое время таким плацдармом служила Куба, откуда вышли экспедиции в Мексику и во Флориду. Менее чем за 30 лет после того, как X. Колумб достиг островов, пала столица астеков Теночтитлан - в 1521 г. Еще через десять лет было в основном сломлено сопротивление инков, хотя в некоторых местах они сражались до 70-х годов XVI столетия. В последующие десятилетия испанские отряды прошли по многим землям Америки, подчиняя их своему господству. Лишь арауканы в Чили остались непокоренными. Восточная часть Южной Америки по соглашению между Испанией и Португалией осталась за последней, и освоение Амазонии осуществлялось португальцами.

Уже во второй половине XVII в. другие европейские державы - Англия, Голландия и Франция - имели свои колонии на Антилах и в северо-восточной части Южной Америки. Голландцы, англичане и французы стали захватывать и колонизовать Северную Америку.

Коренное население во многих случаях изгонялось со своих земель и уничтожалось: в некоторых случаях с аборигенами заключались грабительские договоры. Как в Южной, так и в Северной Америке местные жители оказались втянуты в непрерывные походы европейцев.

Наряду с лишением индейцев земель и их эксплуатацией европейскими колонизаторами наиболее существенной причиной массовой гибели коренного населения Америки стали болезни, привезенные захватчиками и колонистами, против которых у местного населения не было иммунитета. Считается, что на протяжении первого столетия колонизации погибло до 95% коренного населения. Очень быстро пришли и запустение огромные области Америки, в особенности острова и прибрежные районы; сокращалось и число жителей на территориях бывших крупных государственных образований.

В первые десятилетия колонизации Нового Света потребность в рабочей силе удовлетворялась за счет аборигенов. Однако, в ряде мест аборигенное население быстро исчезло. Кроме того, завоеватели пришли к выводу о меньшей эффективности труда индейцев, чем негров-рабов, которые были известны испанцам еще на родине.

С ростом спроса на мироном рынке на такие продукты, как сахар, табак, индиго, хлопок и некоторые другие, расширялось их производство (за счет освоения новых земель и применения все большего количества рабочей силы). Поток рабов из Африки в Америку непрерывно увеличивался; больше всего их привозили в Бразилию, на юг британских материковых владений в Северной Америке и на Антильские острова. В других регионах Америки труд рабов также использовался, но в меньшей степени.

В разных странах и даже на разных территориях одних и тех же стран свободное цветное население (как называли негров и мулатов) имело неодинаковые социальные возможности и разные права, но нигде его статус не становился одинаковым с положением белых - как в период рабовладения, так и после отмены рабства. Тем не менее в испанских колониях свободные негры и мулаты имели больше возможностей для некоторого социального продвижения- главным образом через службу в местном ополчении.

В отдельных регионах Американского континента существенно менялся этнический состав населения. Испания и Португалия и колониальный период огра­ничивали или вообще запрещали иностранцам вьезд в свои колонии, и их число там было невелико. В британские же колонии мигрировали не только жители этой империи (англичане, шотландцы и другие), но и обитатели других стран Европы.

Среди других колоний выделялась колония голландцев в северной части Нью-Йорка. Там, помимо голландцев проживали англичане, шведы, немцы и финны, испытывавшие заметное культурное воздействие голландцев (в частности, богослужение велось на голландском языке).

Немцы, главным образом из южных областей Германии, стали переселяться Северную Америку с конца XVII в. Они селились на атлантическом побережье но особенно известными стали их колонии в Пенсильвании. Некоторые районы США особенно отличались множеством этнических групп разного происхождения.

Выходцы из Британии селились также в британских колониях на Антильских островах, в некоторых прибрежных районах Атлантического побережья Централь­ной Америки и в Гвиане.

Устойчивая французская иммиграция в Америку началась в XVII в. Она направлялась на острова, в Канаду, в бассейны рек Миссури и Миссисипи, а также в Кайену (или Французскую Гвиану).

Европейские иммигранты в Америке именовали себя по названию той страны или ее части, откуда они прибыли: испанцы, португальцы, французы, ирландцы. Все коренные жители Америки с самого начала стали для европейцев «индейцами», так как открытые земли были первоначально припяты за Индию. В испанских колониях статус индейца давал некоторые льготы при уплате налогов и в землепользовании. Другим расширительным названием для части нового населения Америки стало слово «негр», которым назывались все рабы, привезенные из Африки, независимо от их этнической принадлежности. а также их потомки от несмешанных (а в ряде случаев и смешанных) в расовом отношении браков.

Содержание категории «негр» в странах Латинской Америки и британских колониях различалось, так как в последних к ней относили также лиц смешанного евроафриканского происхождения, называемых обычно «мулатами». Именно цвет кожи выступил, таким образом, в качестве признака, который во многих странах, хотя и в разной степени, проводил границу между разными группами населения одной и той же области или страны, препятствуя этнообъединительным тенденциям.

Испанская и португальская иммиграция в Новый Свет была по преимуществу мужской, особенно в начале колонизации. Солдаты и чиновники брали себе индейских женщин в качестве служанок и наложниц и лишь изредка вступали с ними в официальные браки. Потомки европейцев и индейских женщин назывались общим словом «метисы». Потомки негров и индейцев назывались «самбо». Смешение европейцев с абориге­нами достигало разной степени интенсивности в разных частях Америки.

Граница между «индейцами», «метисами» и «белыми» носила в большей мере социальный, чем расовый характер. Так, в Бразилии существовало несколько групп метисов-кабокло. Словом «кабокло» называли себя многие индейцы, неимущие кабокло относили себя к «индейцам», а богатый кабокло мог считать себя «белым».

Потомки белых и негров - мулаты не стали в Северной Америке, как и «метисы», заметной прослойкой населения со своим особым статусом, так как лица с разной степенью примеси негрской крови причислялись там к «неграм»; сходная ситуация была и в других британских колониях.

Результатом многообразных расовых и этнических смешений в Америке стало образование не только особых прослоек в составе населения, но и компактных групп, занимавших определенные территории и даже приобретавших некоторые признаки региональной культуры и особое самосознание. В Центральной Америке, на территории современного Никарагуа и результате смешения индейцев и негров появились «самбо-мискиты», из которых сформировались современные мискиты.

Для этнической истории Америки как колониального, так и более позднего времени стало характерно перемещение больших масс населения из одного региона в другой, что в одних случаях приводило к появлению новых этнорасовых групп, а в других делало население отдельных областей более гомогенным. Помимо начальной европейской колонизации большую роль п миграциях играла неоднократная смена метрополий, владевших теми или иными территориями. Пе­редвигались и аборигены. В прерии Северной Америки стекались индейцы с севера и востока субконтинента: индейцы Северной Америки постоянно отходили на запад под натиском европейских колонистов. На южном материке на равнины Аргентины переселились с запада арауканы.

Двигались аборигены и на землях, удаленных от прямого контакта с колонистами: это происходило под воздействием миссионеров, сселявших аборигенов поближе к миссиям (в Парагвае, Аргентине, в бассейнах Ориноко и Амазонки). Многие миссии подвергались разорению немирными индейцами, а миссии иезуитов были расформированы в 60-х годах XVIII в. Насе­лявшие их аборигены нередко возвращались в места прежнего обитания.

Таким образом, на раннем этапе колониальной истории в разных частях Америки сложились противостоящие одна другой большие группы населения. «Негры» и «индейцы» никак не идентифицировались с «испанцами», «англичанами». Смешанные группы, хотя и занимали промежуточное, как бы переходное положение, не могли отнести себя ни к одной из групп – «родительниц» - главным образом по цвету кожи, соотносимому с социальным статусом, хотя некоторые элементы культуры могли быть общими.

Именно в этих промежуточных группах в первую очередь могла появляться потребность в осознании своего особого положения и в выработке нового само­сознания. Когда подобные группы составляли компактное население определенных территорий, это самосознание приближалось, вероятно, к этническому, о чем говорят особые названия. Другая линия сложения нового само­сознания шла за счет обособления по территориальному признаку - уроженцы колоний, в том числе и потомки белых колонистов, осознавая новую реальность и свои интересы, стали противопоставлять себя (или были противопоставляемы) уроженцам метрополии.

Компонентом нового самосознания стала тяга к истории родины; появились первые истории городов и провинций, написанные их уроженцами. Развитию более широкого местного самосознания мешала разобщенность местностей и регионов в колониях между собой, при этом каждая колония была связана прежде всего с метрополией, а в решении важных для нее вопросов нередко оставалась предоставленной самой себе.

По мере развития колоний усиливалось стремление их обитателей, в осо­бенности состоятельных слоев, к независимости. Это стремление первоначально носило чисто экономический характер, так как мотивы борьбы за культурную или этническую самостоятельность отсутствовали.

Около середины XVIII в. противопоставление интересов колоний и метрополии мыслилось как имеющее континентальный характер. Это отразилось в названии уроженцев Нового Света - их стали называть «американцами»: так же онв называли и сами себя. В испанских колониях хорошо прослеживается переход от понятия «американский испанец» к понятию «испанский американец».

Изменения в сфере регионального и этнического сознания и самосознания у населения Америки, которые часто не затрагивали аборигенов Америки, шля параллельно с трансформациями п материальной и духовной культурах, коснув­шимися в той или иной мере всех групп колониальной Америки.

Выжившие после первых катастрофических потрясений аборигены в разной степени испытали воздействие европейской культуры. Северные лесные охотники и обмен на свои товары получали огнестрельное оружие и снаряжение, орудия труда, предметы утвари и украшения. Аборигены иногда заимствовали у пришельцев элементы одежды и обуви. Приемы же и способы охоты, а также другие виды традиционной культуры и деятельности оставались прежними. Охотники североамериканских равнин и персселившиеся туда с востока земледельцы, освоив использование привезенных в Америку лошадей, выработали новый типы хозяйства. Лошадей стали применять нс только для езды и перевозки грузов, но и для охоты на бизонов. Орудия и способы охоты изменялись медленно, хотя со временем вместо луков стали пользоваться ружьями.

Пришельцы воспринимали в первую очередь то, чего они не имели с собой -некоторые элементы одежды на севере (в частности глухая меховая одежда, мокасины), по-особому приготовленная пища - пеммикан, касабе (маниоковые лепешки). Европейцами были освоены многие местные культурные растения, которые затем широко разошлись по многим районам мира: картофель, маниок, маис, томаты, подсолнечник, -земляной орех, какао, стручковый перец. В свою очередь в Америку были привезены и получили там распространение, в зависимости от условий среды, пшеница, рис, цитрусовые, бананы и многие другие, а несколько позже и корнеплоды из Африки и Азии, а также сахарный тростник, кофе и пр. Ряд этих растений восприняли аборигены.

Африканские рабы были лишены возможности сколько-нибудь полно воспро­извести в Новом свете ту культуру, что им была свойственна в Африке. Жизнь рабов строго регламентировалась, их хозяин определял, что им есть, во что одеваться, чем работать.

Все приведенные пыше данные говорят об интенсивности смешения моментов материальной культуры у населения Америки в колониальный период. В наибольшей мере оно характерно для тех групп, которые имели смешанное этническое и расовое происхождение. Примером может служить бразильское кабокло.

В духовной жизни процессы межкультурных взаимодействий протекали неодинаково в католической (во владениях Испании. Португалии и Франции) и протестантской (на землях, захваченных главным образом Англией) областях колонизации. В испанских, португальских и французских колониях развернули свою деятельность миссионеры различных католических орденов и католицизм стал силой навязываться аборигенам. Тем не менее прежние верования не были вытеснены целиком. Более того, через смешанное население многие элементы индейских веровании проникли и в другие слои населения, особенно сельского. Во многих областях Латинской Америки сложились разнообразные формы религиозного синкретизма, для которых характерны элементы различного происхождения. Во владениях католических стран в католичество обращали также и негров-рабов.

В английских колониях многочисленные и разнообразные протестантские церкви не стремились обращать в свою веру ни аборигенов, ни негров-рабов. Однако свободные негры и мулаты вынуждены были придерживаться ценностей господствующего общества, в том числе и в религиозной сфере. В свою очередь негры внесли определенный вклад в фольклор (сказки о братце-кролике, братце-волке.), музыкальное и танцевальное творчество остального населения.

В Америке языковые изменения и формирование нового этнического самосознания не были строго взаимосвязаны. В большинстве случаев новое этни­ческое самосознание сформировалось у носителей прежних языков, а новые языки за редкими исключениями нс стали языками новых этносов.

2. Приобретение независимости американскими государствами не принесло облегчения коренным народам.. По мере развития экономики новых государств индейцы стали восприниматься господствующими элитами и их идеологами как помеха в экономическом и социальном движении вперед. Даже провозглашение равенства прав аборигенов с другими слоями населения привело на деле к лишению индейцев прежних защитных механизмов, что помогали им сохранять общинные земли. Создание с 40-х годов XX в. государственных учреждений, которые должны были защищать права индейцев, нередко вело к тому, что на деле индейцы лишались права самостоятельно решать свои проблемы.

Границы новых государств были установлены без учета расселения аборигенных этносов, и некоторые из них оказались разделенными между несколь­кими государствами: кечуа в Эквадоре, Колумбии, Перу и Аргентине, аймара в Перу и Боливии, гуахиро в Колумбии и Венесуэле, яномамо в Венесуэле и Бразилии и т.д.

В ряде стран, где основным видом хозяйства стало плантационное земледелие, отмена рабовладения вызвала поиски других источников рабочей силы. Большое количество иммигрантов из Китая и Индии и Индонезии на Британские Антилы, в Гвиану и на Кубу. По-прежнему оставалась велика иммиграция в США. В миграционные процессы включились страны южной (Италия, Испания), центральной (Австро-Венгрия) и восточной Европы (Польша, Россия). Выходцы из этих и других стран направлялись также в Бразилию, Аргентину Уругвай, правительства которых прилагали усилия для развития некоторых районов своих стран. Европейская иммиграция в эти районы пагубно сказалась положении коренных обитателей, которые, как и в Северной Америке, бы, отчасти уничтожены, отчасти оттеснены в неблагоприятные для обитания регионы.

С начала XX в. неравномерность экономического развития отдельных стран регионов Америки вызвала движение миграционных потоков внутри самого континента. Из сельских районов юга США в северные города переселялись негры. Заметный поток мигрантов направлялся с Британских Антил на строительство Панамского канала. В первой четверти XX в., в период бурного развития востоке Кубы сахарной промышленности, туда двинулись батраки с Гаити, Ямайки и других британских колоний на островах.

После второй мировой войны для стран Латинской Америки важное проблемой явилось развитие отсталых, как правило, пограничных (для огромной Бразилии это были внутренние земли) областей. Именно там проживали. значительная часть аборигенов. Строительством дорог, плотин, гидроэлектростанций, рудников и разработкой месторождений нефти оказались в той или иной ме затронуты практически все группы коренного населения, что в ряде случаев привело к сокращению их численности и даже исчезновению многих групп.

Важным фактором этнических процессов с середины XX в. стала ускоренная урбанизация многих латиноамериканских стран.

Индустриализация и урбанизация в первой половине XX в. привели к, значительным изменениям культуры, которые в некоторых странах Латинской Америки стали определяться как «американизация». Этого рода культурные сдвига произошли даже в наименее проницаемых сферах, таких как питание. К числу заимствований, вошедших в систему питания, можно отнести употребление фруктовых соков, кофе с молоком, ветчины с яйцом в обыденной пище, а также; индейки на Рождество. Большое распространение стали получать всякого рода индустриальные изделия и механические приспособления в домашнем быту, мебель, и одежда, сделанные по образцам из США. Языковые заимствования из северо-американского английского языка проникли в область спорта,торговли, техники, радио, кино и печати.

Подобного рода изменения были свойственны Мексике, странам Центральной Америки, Кубе и Пуэрто-Рико. Сходные процессы происходили и в других регионах Латинской Америки, хотя ориентация на США не всегда имела отчетливые формы. Изменениями была затронута и сельская культура. Традиционные орудия обработки земли - палка-копалка и завезенное из Европы рало стали вытесняться металлическими плугами, вьючный и гужевой транспорт - автомобилями, волы -тракторами. Входили в моду новые образцы одежды, металлическая посуда и другая утварь промышленного изготовления, а также промышлеппо консерви­рованные продукты. Однако в сельской местности встречалось больше факторов, препятствувющих изменениям -природные условия и ограниченность средств в приобретении новых товаров. В изолированных или удаленных от промышленно развитых районов областях сохранились традиционные орудия труда и транспорта, способы постройки жилья и материалы, некоторые элементы одежды. Пожалуй, больше традиционных элементов сохранилось в питании у многих народов Америки, в особенности Латинской, но и у коренного населения Северной Америки, его основу составляют блюда из местных растений - маиса, фасоли, маниока или картофеля, к которым присоединились получившие распространение в колониальное время рис. сахарный тростник. Чрезвычайные обстоятельства могут заставить вернуться к пользованию традиционными предметами культур, как- единственно доступными.

В области религиозных верований наибольшего внимания заслуживает конти­нентальное распространение протестантизма - главным образом из США. Протес­тантские общины проникли не только в страны, издавна связанные с США, вроде Кубы и других карибских районов, но и далеко на юг, к лесным индейцам. Другое явление панамериканского характера - нее большее распространение синкретичес­ких культов. Для ряда таких культов свойственно сочетание элементов верований индейского, европейского и африканского происхождения. Синкретические верования имеют тенденцию распространяться из народных низов, где они по преиму­ществу зародились, в более высокие слои общества (независимо от цвета кожи). Одно из таких верований, сантерия. где сочетаются элементы религиозных представлений католического и йорубского происхождении, через посредство кубинских эмигрантов распространилось с Кубы в Бразилию. Венесуэлу и Соеди­ненные Штаты. Признаками синкретизма обладают и некоторые мессианские или «кризисные» культы, более всего встречающиеся среди аборигенов Америки. Для них свойственна вера в пришествие божьего посланника (мессии), который поможет создать царство благоденствия.

В постколониальное время произошли некоторые изменения и вязыковой ситуации. В настоящее время около 7% общего население Америки говорят на индейских языках, причем лишь незначительная доля говорящих на них проживает вне Латинской Америки. В Мексике говорят на майясских диалектах,пользуются языком кечуа в андских странах, этот язык, наравне с испанским, является вторым государственным языком и Перу. В Парагвае язык гуарани остается языком бытового общения, в то время как испанский — официальный язык. Разные группы носителей индейских языков есть практически но всех странах материковой Америки. Многие аборигены Америки двуязычны. Языком мсжэтнического оощения является, как правило, официальный язык той или иной стран хотя известно двуязычие и на основе аборигенных языков.. В Северной Америке наиболее распространен английский: на нем говорят и в США и Канаде; помимо этого английский язык или его диалекты употребительны на Ямайке, Тринидаде и др островах, а также в Гайане и Белизе. В Канаде часть населения, главным оброзом,в провинции Квебек, говорит на французском языке . Английский язык Нового Света в отличия от английского языка Англии на уровне диалекта.

Области распространения испанского языка - Юго Запад США, где владеет несколько миллионов человек (часть из них двуязычна). Мексика, Центральная и Южная Америка (кроме Бразилии и Гвианы), а также островные страны: Куба, Санто-Доминго и Пуэрто-Рико. Лингвисты выделяют и испанском ареале в Новом Свете несколько диалектных зон.

В бывших или нынешних владениях Франции и Голландии говорят на соответствующих языках, в Бразилии - на португальском.

Из языковых явлений, не характерных для предыдущей эпохи, следует назвать появление в Америке новых для нее языков из Старого Света — китайского, яванского, языков некоторых народов Индии и др. В настоящее время число говорящих на диалектах хинди растет на Тринидаде и в Гайане. Китайский во многих странах Латинской Америки почти исчез в силу того, что в этих странад китайская диаспора очень сократилась в отличие от некоторых городов Северной Америки.

Захват американцами о. Пуэрто-Рико привел к тому. что там сильно потеснены позиции испанского языка и сократились сферы его применения. Кроме того, испанский здесь претерпевает существенные изменения, напоминающие пиджипизацию, а именно интенсивное смешение в речи местных жителей испанской и английской лексики. Помнился даже термин для обозначения такого языка –»спанглиш».

Некоторые креольские языки, в частости на Гаити и и Суринаме, укрепляют свои позиции за счет роста публикуемой литературы. Иногда проявляется тенденция распространения креолей не только среди негров, где они зародились, и их потомков, но и среди белого населения.

Вместе с изменениями в культурах и языках, происходившими последние сто пятьдесят лет в Америке, наблюдаются трансформации этнического самосознания, которые отчасти были связаны с этими культурными и языковыми изменениями, но в большей мере стали продолжением экономических, социальных и политических процессов, начавшихся во второй половине XVIII в, и нашедших свое продолжение в образовании самостоятельных государств. Сформировались новые региональные самосознания в странах Америки, отличные как от самосознании индейского населения, так и пришельцев из Европы и Африки. Новым самосознанием общности происхождения и общности интересов были охвачены не все слои населения в одно и то же время. Так, белые уроженцы Кубы, называя себя «кубинцами», долгое время нс желали считать таковыми местных негров и мулатов, также называвших себя «кубинцами». В Северной Америке, в особенности в США, формированию общего самосознания, которое можно было назвать этническим, препятствовала (помимо двух указанных факторов) также этническая пестрота европейских иммигрантов.

В разных странах процесс формирования общего самосознания имел свои отличия. Для США стало характерным признание всеми группами иммигрантов общеамериканских ценностей, восприятие английского языка как языка общения при одновременном сохранении ряда культурных особенностей этнических предков (ирландцев, немцев ), в том числе религий и языков как средств семейного и общинного контакта. Такое двойственное самосознание стало возможным, видимо, к условиях добровольной иммиграции выходцев из Европы и относительной терпимости местных властей и населения к культурным особенностям иммигрантов, что позволяло последним иметь свои школы, церкви .

В странах, где аборигены составляют значительную долю населения (Перу, Боливия, Эквадор, Гватемала и Мексика), во многих областях они слабо все еще представляют себе, что они являются гражданами той или иной страны, и не называют себя перуанцами, боливийцами, эквадорцами, гватемальцами или мексиканцами; в некоторых случаях отрицание своей принадлежности к той или иной латиноамериканской нации может быть преднамеренным. Носителями новых, национальных самосознании чаще всего становились белые и смешанные по происхождению местные уроженцы. Индейские группы, не имеющие национального самосознания, все еще есть и в других странах Южной Америки, где число их невелико, но они обитают в относительно изолированных местах. Во всех странах Латинской Америки есть и группы аборигенов с двойным и тройным самосознанием.

В тех .странах, где индейцы представляют небольшую долю населения. остается угроза не только утраты их группового самосознания, но и вообще их исчезновения под натиском так называемого национального общества. Уже в наши дни такие группы подвергались нападению и уничтожении со стороны местных белых - такие случаи были по отношению куива в Колумбии, аче (гуаяки) в Парагвае, да и в других местах.

В Америке мало стран с моноэтничным и монорасовым составом населением это Доминиканская Республика с подавляющим преобладанием мулатского населения и Гаити, населенное неграми. Этническое самосознание в них также едино. Есть и страны, где, несмотря на смешанный расовый состав, население их бесспорное единое этническое самосознание. Это прежде всего Куба, где около четверти населения - негры и мулаты.

Этнические процессы в Америке развивались своими собственными путями, имея как существенные отличия, так и важные черты сходства с этноисторией пародов, населявших и населяющих Старый Свет. Этнические новшества, внесенные Америкой в историческую картину нашей земли, сопряжены с межрасовым и межэтническим смешением больших масс людей и сложением новых этнорасовых (метисных и мулатских) групп. Формирование и воспроизводство этнического самосознания, сложение новых народов в Америке определялось в большей мере ходом расовых процессов, заметно сказывавшихся на социальной мобильности.

Лекция 13. Народы Западной, Центральной, Южной Европы.

План:

1. Этническая история Европы. Современный этнический состав.

2. Особенности хозяйства и материальной культуры.

3. Особенности семейно-брачных отношений. Духовная культура.

1. Европа (от семит. «ереб» - запад,) - западная часть материка Евразии, считающаяся особой частью света главным образом благодаря выдающейся роли. которую сыграли ее народы в мировой истории.

Общая площадь Европы - около 10 млн кв. км. Европу принято делить на Западную (иногда подразделяемую на Южную, Центральную и Северную) и Восточную.

На территории Европы, в Южной Франции (пещера Кро-Маньон). были впервые найдены древнейшие костные останки человека современного вида , относящиеся к эпохе позднего палеолита (35—40 тыс.лет тому назад).

Об этноязыковом составе жителей Европы в период эгейской цивилизации известно мало: на Апеннинском полуострове жили этруски, лигуры; на Иберийском полу­острове – иберы, лузитаны, васконы; на Британских островах - пикты. Из числа этих народов сохранились васконы (баски), язык которых занимает изолированное место в лингвистической классификации. Предполагают, однако, что в тот период начинается проникновение в Европу этносов, говорящих на языках индоевропейской семьи, чья прародина находилась ранее где-то между Европой и Индией. На юге Балканского полуострова распространились племена с пеласгийским языком, а затем греческие (ахейские и дорийские) племена; в его средней части - фракийские и иллирийские племена, на Апеннинском полуострове - италийские племена (латиняне, сабины ). Прибалтийские районы по обе стороны от Ютландского полуострова занимали германские племена, к юго-востоку от них жили славяне, к востоку - летто-литовцы. Основную же часть Центральной и Западной Европы занимали кельтские племена: на территории современной Франции и Бельгии - галлы, на Иберийском полуострове - кельтоиберы, на Британских островах - бритты, скотты, галлы.

Во II-I тысячелетиях до н.э. развивается городская греческая (эллинская) цивилизация. Однако влияние Эллады на западные страны Средиземноморья, несмотря на основанные там греческие коло­нии, было слабым и к III в. до н.э. стало уступать влиянию римской культуры. Расширение экспансии Рима и возникновение огромной Римской империи от Гибралтара до Дуная и от Северного моря до Сахары привело к распространению в ее провинциях (особенно в Иберии, Галлии и Фракии) римских поселений и латинского языка, взаимодействие которого с местными языками привело позднее к возникновению многочисленных языков романской группы.

В последние столетия Римской империи, и особенно после ее падения (V в. н.э.), на территории зарубежной Европы происходили этнические миграции на дальние расстояния (Великое переселение народов) . Именно в то время германоязычные этносы распространяются по Центральной, Северной и части Западной Европы, потеснив или ассимилировав часть романизированных галлов, а кое-где и растворив­шись в их среде, как произошло с племенами франков, давших свое название современной Франции. Германоязычные племена англов и саксов проникают на Британские острова, тесня и поглощая местное кельтоязычное население, часть которого (бритты) переселилась обратно на материк в область, получившую назва­ние Бретань.

Развернулось движение германоязычных племен на восток и юго-восток, в области расселения славян; сами же славянские племена расселились по части Центральной и Восточной Европе и проникли на юг, заняв почти весь Балканский полуостров, кроме Пелопоннеса. Приходившие время от времени в Европу с востока иноэтнические кочевые племена обычно не проникали глубоко на ее территорию и большей частью уничтожались или растворялись среди ее насе­ления, как произошло, например, с племенами аваров, а также тюркоязычных булгаров, давших название Болгарии. Исключением были, по существу, лишь племена мадьяр (венгров), пришедшие в IX в. с Южного Урала и занявшие долину среднего Дуная (Паннонию), отрезав западных славян от южных. В VIII в. почти весь Пиренейский полуостров был завоеван арабами, но они продержались там лишь несколько веков, оставив следы в культуре местного населения, только жители острова Мальта до сих пор говорят на диалекте арабского языка.

Существенное влияние на этническую историю Юго-Восточной Европы оказа­ли турки, захватившие в XIV-XV вв. весь Балканский полуостров и удерживавшие свое влияние в ряде его регионов до XX в.

Сильное воздействие на культуру и быт народов Европы, а в ряде случаев и на этнические процессы оказало христианство, которое утвердилось в первые века н.э. вначале в Римской империи, а затем распространилось по всей территории Европы

Если языковая карта Европы определилась в основных своих чертах еще в раннем средневековье, после завершения массовых миграций многих этноязыковых групп, то этнонациональная карта сформировалась в основном в XIX в. в значи­тельной степени под влиянием фактора государственности. В одних случаях госу­дарственные границы, проведенные еще на донациональной стадии, разрезали срав­нительно однородные в языково-культурном отношении массивы населения на части, каждая из которых давала начало самостоятельным этносам; так на базе не­мецкоязычного массива возниклинемцы, австрийцы, германошвейцарцы, эльзасцы и люксембуржцы, на базе французоязычного - французы, франкошвейцарцы и валлоны. В других случаях объединение в одном государстве, казалось, уже сло­жившихся близких в языково-культурном отношении этносов-национальностей при­водило к ихконсолидации в единую нацию: так северофранцузская и прован­сальская национальности соединились в одну французскую нацию.

Немаловажное национально дифференцирующее значение в ряде случаев имел и религиозный фактор при сочетании его обычно с фактором госу­дарственности: так произошло отделение протестантов-голландцев от одноязычных им католиков-фламандцев; так из одноязычного сербохорватского населения выделились православные сербы и черногорцы, католики-хорваты и мусульмане-боснийцы; да и разделение аглоязычных жителей Северной Ирландии на протестантов-ольстерцев и католиков-ирландцев основано в значительной степени на различии конфессий местного населения и прибывших туда переселенцев из Англии и Шотландии.

Со вступлением европейских стран в эпоху капитализма и на новую ступень развития производства возросли темпы роста численности их населения, главным образом в результате развития здравоохранения и борьбы против высокой в прошлом смертности.. В действительности прирост числа европейцев был еще более значительным, но часть его поглощалась эмиграцией в страны Нового света, главным образом в Америку.

В последующие десятилетия из-за продолжающегося снижения рождаемости,компенсировались притоком иммигрантов главным образом из стран Азии и Африки.

На сравнительно небольшой по размерам территории зарубежной Еврош живет более 60 народов, для которых она является основным местом обитания, кроме того, много групп иммигрантов, прибывших из других частей света. Окол трети из этого числа можно отнести к крупным народам, каждый из которы насчитывал свыше 5 млн человек, причем в сумме они составляют боле 82% всех жителей данного региона. Приводя цифры о численности народов, следуе заметить, что переписи населения с учетом национальной принадлежности или языка (родного, основного разговорного) проводятся лишь в некоторых полиэтнических странах Европы в большинстве же стра этническая статистика неразвита и сведения о численности тех или иных народе основываются на различного рода подсчетах. Необходимо учесть также, что в многих странах этническая принадлежность по значению сильно уступает государственной (подданству), а в Испании, например, дополняется диалектальнсо-региональной (кастильцы, андалузцы и др.). Растет число людей со слабым или не определенным этническим самосознанием.

Основная масса народов зарубежной Европы говорит на языках индоевропейской семьи, представленной здесь главным образом тремя ее лингвистическим группами с численностью на: романской - 36,9% от всег населения, германской - 36,1% и славянской - около 17.

Крупнейшими народами романской группы являются итальянцы ,французы , испанцы, румыны , португальцы, каталонцы; германской группы - немцы, англичане голландцы, шведы, австрийцы, фламандцы, датчане, шотландцы; славянской группы - поляки, чехи и моравы, сербы, болгары. Другие группы индоевропейской семь представлены греческой , кельтской - (ирландцы, уэльцы, бретонцы), албанской , индоарийской - (цыгане). Кроме того, в зарубежной Европе живут народы финноугорийской групп уральско-юкагирской семьи (венгры, финны и саами), а также баски, язык которых занимает изолированное мест и системе лингвистической классификации.народы тюркской группы алтайской семьи ( турки - иммигранты), наконец, народ семитской группы – мальтийцы.

Традиционное распределение коренных народов зарубежной Европы по языковым группам и семьям не вполне точно отражает реальную языковую ситуацию. Это замечание относится прежде всего к кельтской группе, входящие в которую ирландцы, уэльсцы и гэлы пользуются в подавляющем большинстве английским языком, а бретонцы - французским. Немало жителей Европы двуязычны с малых лет (так, эльзасцы и люксембуржцы, включаемые в германскую группу, пользуют­ся немецким и французским языками); еще больше жителей (в том числе иммигран­ты и особенно их дети) приобрели второй язык через систему школьного и спе­циального образования или бытового общения.

2. Несмотря на пестроту этнического состава населения Западной и Юго-Восточной Европы, в его хозяйстве и материальной культуре в настоящее время имеется сравнительно мало таких особенностей, которые можно было бы отнести к числу «этнографических». Гораздо сильнее на первый план выступают географи­ческие особенности.

Густонаселенная Западная Европа с ограниченными ресурсами сельскохо зяйственных земель в новейшее время оказалась в состоянии наладить высоко продуктивное сельское хозяйство, способное удовлетворить потребности ее населения в продовольствии, прежде всего в продуктах животноводства, овощеводства, садово-виноградных культурах. Впрочем, и в производстве зерновых ее успехи оказались велики.

Зерновые занимают также значительные площади к юго-запад от Франции - на Пиренейском полуострове, к востоку от нее (включая Венгрию) и к югу - в Италии; возвышенности и предгорья этой зерновой зоны (со значительной долей кукурузы) обычно используются как пастбища для скота. В северной ее части зерноводство уступает место сахарной свекле и различным овощным культурам в сочетании с интенсивным молочно-мясным животноводством, на юге к Средиземноморскому побережью - субтропическим культурам: виноградники, фруктовые и цитрусовые, по производству которых Западная Европа занимает первое место в мире. Районы виноградарства, основная часть продукции которого идет на виноделие, встречаются и севернее - по долинам рек (например, в верховья Луары, Роны и др.), а также на южных склонах возвышенностей. Животноводство имеет также интенсивный характер с преобладанием мясо-молочного направления (причем в Греции - в виде козоводства и овцеводства, в Испании - овцеводства) в сочетании с посевами зерновых и кормовых. Почти во всех прибрежных районах Западной Европы развито рыболовство (а также добыча креветок, устриц и т.п.), но особо видную роль оно играет в Норвегии и Исландии, где сочетается с китобойным промыслом.

Сельские поселения Западной Европы очень разнообразны по типу и планировке. Повсеместно в Европе встречаются однодворные и малодворные (1-3 крестьянских дома) поселки и хутора, принадлежащие преимущественно зажиточным крестьянам. Однодворки преобладают в горных областях Франции, Северной Испании, Северной Италии, на северо-западе Германии, в Западной Англии и Норвегии. Многодворныс деревни, известные с древних времен в равнинной части большинства стран Центральной Европы, Франции, Италии и Испании, а также Балканских стран, связаны своим происхождением с общинным бытом крестьянства. По своей планировке многодворные селения делятся на кучевые, круговые, рядовые и рассеянные.

Сельские постройки в Западной Европе по строительному материалу довольно четко подразделяются на южные, где из-за вырубки лесов стали преобладать каменные и глинобитные постройки, и северные - с преобладанием срубных деревянных, причем каменные постройки в некоторых северных районах (например, Англии) в настоящее время встречаются все же чаще, чем деревянные в южных Однако и в основных регионах деревянной архитектуры распространенная в прошлом срубная техника строительства почти повсеместно сменилась каркасной, при которой каркас из деревянных столбов, горизонтальных и наклонных балок заполняется плетнем, дероевянными плашками, а сенйчас и обоженным кирпичем,а деревянный каркас виден снаружи и играет декоративную роль. Такая строительная техника особенно характерна для средней полосы Западной и Центральной Европы. В настоящее время новые дома в сельский местности, как и в городах, порой строятся из обожженного кирпича, шлакобетона или других огнеупорных материалов.

Жилые и хозяйственные помещения сочетаются по-разному: либо он находятся под одной крышей, образуя на усадьбе единую большую постройку, либо разбросаны по усадьбе, причем хозяйственные постройки - обычно вокруг жилья. Первый тип преобладает на севере Германии, в Альпах и Южной Франции, а второй - в Скандинавии, в Северной Франции, на юге Германии и странах Балканского полуострова Среди старых крестьянских построек можно выделить нижненемецкий, средненемецкий, альпийский и средиземноморский типы, а также различные подтипы и переходные формы

Нижненемецкий дом - большая одноэтажная постройка, каркасная или кирпичная. Ее массивная двускатная крыша опирается не на стены, а на столбы которые врыты в землю внутри дома двумя рядами на некотором расстоянии от продольных стен; потолка нет; скаты крыши спускаются почти до земли, со стороны фронтона - широкий вход-въезд. В средней части дома, вдоль его оси расположено обширное гумно, куда прямо въезжает нагруженный воз; направо и налево - отгороженные жилые помещения и стойла для скота. Резко отличен от него средненемецкий вариант дома, типичный для средней части Германии и Австрии. Жилые и хозяйственные постройки в нем расположены по трем сторонам усадьбы, оставляя свободной четвертую, где и находится въезд в нее. Жилой дом - обычно двухэтажный - стоит перпендикулярно улице или дороге. Крыша крутая, двускатная. Дом разделен поперек на три части, вход посередине длинной стены. Основным помещением является средняя часть дома, где расположен очаг; направо и налево от нее - жилые и хозяйственные помещения в верхнем этаже расположены жилые покои и кладовые.

Своеобразен альпийский тип дома, распространенный в горных районах Германии, в Швейцарии, на севере Италии и западе Австрии. Это огромная двухэтажная постройка, нижний этаж которой обычно - каменный, верхний - деревянный, срубный с галереей вокруг него. Крыша - двускатная, массивная и очень пологая, так как вся постройка очень широкая; для устойчивости против силы ветров крышу еще утяжеляют иногда большими камнями. Внутренняя планировка имеет сложный и разнообразный характер, но обычно хозяйственные помещения располагаются внизу, а жилые - наверху (и лишь частично внизу). Такой постройки порожден суровыми горными условиями и полускотоводческим хозяйством.

Средиземноморский тип распространен на юге Европы - от Балканского до Пиренейского полуострова. Это каменная солидная постройка, чаще всего двух - трехэтажная. На ее нижнем этаже, как правило, расположены хозяйственные помещения; жилые помещения находятся на втором этаже, куда обычно ведет наружная лестница. Основное помещение отапливается камином или открытым очагом, а другие, благодаря мягким зимам, иногда совсем не отапливаются.

Многие города Западной Европы возникли еще в античную эпоху или в средние века, т.е. много столетий назад, и, несмотря на их быстрый рост, особенно с XIX в., сохранили в центральных частях свой старый облик; узкие и кривые улочки, расходящиеся от центральной площади, где обычно располагается собор или ратуша. Остатки античной архитектуры - Парфенон в Афинах, Колизей в Риме и другие, огромные кафедральные соборы, сооруженные в романском, но чаще в готическом стиле, с его устремленными вверх линиями, остроконечными башнями и ажурными шпилями (Кельнский собор, Реймский собор, Миланский собор и др.), с обилием скульптур (собор Парижской Богоматери и др.), а также другие сооружения, вроде королевских дворцов (Лувр в Париже, Тауэр в Лондоне и др.), имеют всемирную известность, привлекают массу туристов из всех стран мира.

Пища - основное средство физического жизнеобеспечения людей - тесно взаимосвязана с направлением их сельскохозяйственной деятельности, с видами полевых и садовых культур, с видами домашних животных (а в районах рыболовства - с видами рыб и различных «даров моря»); кроме того, она во многом обусловлена историческими традициями (особенно в части праздничных и обрядовых кушаний). Поэтому в пище с давних пор обнаруживаются как зонально-географические, так и этнические различия, причем более стойкие по сравнению с другими компонентами материальной культуры. У сравнительно крупных европейских на­родов, живущих в различных природных условиях, невозможно выделить какие-то общеэтнические комплексы употребляемых в пищу продуктов, способов их приго­товления или особенностей суточного приема пищи, с разбивкой их по сезонам и т.п. Пища северных французов, нормандцев например, существенно отличается от юж­ных – гасконцев.

Более или менее сложившиеся регионально-этнографические комплексы пищи стали в XX в. и особенно во второй его половине утрачивать прежде четкие очертания вследствие развивающейся торговли продуктами (в том числе в кон­сервированном виде) и широкого распространения некоторых блюд (например, итальянской, или, точнее, неаполитанской пиццы) за пределы районов их проис­хождения и бытования. Но это относится главным образом к питанию горожан; в сельской же местности прежние традиции питания еще сохраняются.

На рассматриваемой территории зарубежной Европы можно выделить неко­торые общие закономерности распространения отдельных компонентов пищи. Так, почти повсеместно бытует кислый хлеб, но на юге преобладает пшеничный, не­редко с примесью кукурузы (кое-где - пресный кукурузный хлеб), а в прибал­тийских и северных районах — пшеничный все более уступает место ржаному хлебу. Для мясных блюд в Центральной Европе предпочитают свинину и говядину, в юго-восточной — баранину и говядину; на севере - масло животное, на юге - расти­тельное и т.д. Очень показательно распространение напитков. Употребление чая ограничено главным образом Британскими островами (включая Ирландию) и от­части - Нидерландами, т.е. странами, имевшими колонии в чаепроизводящих странах Южной Азии. Во все других странах бытует кофе, первоначально при­шедший с юга, из Аравии; но в странах Южной Европы он употребляется главным образом по-восточному (черный кофе), а в Южной Германии и Австрии - с молоком или сливками. В этногеографическом отношении более важно четко прослежи­ваемое распространение алкогольных напитков с выделением южной и юго-за­падной, преимущественно романоязычной, зоны, где употребляется виноградное вино, гланным образом сухих сортов (а в районах садоводства - сидр), и цент­ральной и северной, преимущественно германоязычной, зоны, где употребляется преимущественно пиво, приготавливаемое из ячменя и некоторых других злаковых культур; здесь же сильнее, чем в юго-западной зоне, распространены крепкие напитки: в Германии - шнапс, на Британских островах - виски и др. В этом делении имеются и некоторые сопутствующие признаки, относящиеся уже собственно к питанию.

Для рациона этнических групп южноевропейской зоны характерно значи­тельное употребление винограда, цитрусовых, фруктов, маслин и оливкового масла. Хлеба потребляют сравнительно мало, заменяя его другими мучными изделиями и кукурузной кашей. В прибрежных средиземноморских и атлантических районах мясные блюда уступают рыбным.

В центральных земле­дельческих и скотоводческих районах - больше мясных блюд: жареное мясо, рагу, тушеная баранина с горохом, картофелем, капустой. Принадлежащий Испании остров Мальорка - родина известного соуса «майонез». Испания занимает первое место в мире по производству оливкового масла.

Для северных групп немцев и народов соседних стран более характерны различные блюда из картофеля, хотя имеются крупяные блюда и, как повсюду в этой зоне, овощные, среди которых выделяется капуста, употребляемая в тушеном и квашеном виде. У фламандцев Бельгии традиционная еда - овощной или гороховый суп, обычно со свининой, и смесь тушеного картофеля и овощей с густой подливкой. Говядина почти всюду и особенно в Германии уступает место свинине, которую употребляют не только в вареном, но и в копченом и соленом виде. Мучных изделий и хлеба в этом регионе употребляется мало, причем предпочтение отдается ржаному хлебу. Жители в прибрежных районах употребляют много рыбных блюд, в том числе в соленом и копченом виде. До последнего времени особым пред­почтением пользовалась сельдь, различные способы засолки которой в Голландии восходят к XV в., однако уловы ее постепенно уменьшаются.

Внутри довольно обширного северного региона имеются локально-этнографи­ческие пищевые отличия. Немцы славятся изготовлением различного вида колбас и сосисок; известное популярное блюдо - сосиски с тушеной капустой. У их соседей -голландцев и датчан - существенное место в меню занимают молочные продукты, особенно сыр; голландцы сыром заправляют супы, салаты, запекают его с рыбой, с фруктами и т.п. Много молочных продуктов потребляется и в Скандинавских странах, специфичным для норвежцев является сладкий козий сыр; любимое блюдо на десерт у скандинавов, как и у датчан, - кисель со сливками или мусс.

Для пищи англичан характерны мясные блюда с преобладанием говядины над свининой и жареной над вареной; такие блюда, как «ростбиф» и бифштекс», стали международными. В качестве гарнира используется вареный или жареный карто­фель, овощные салаты. Немало крупяных блюд, в том числе традиционная утренняя жидкая овсяная каша «порридж». Английским национальным блюдом считаются различные пудинги (мясные, кру­пяные и др.), а также яблочный пирог. В соседней Ирландии чуть ли не основной пищей, особенно у малообеспеченных слоев населения, остается картофель; бы­туют примерно те же блюда, что и в Англии, включая утреннюю овсяную кашу; среди специфичных блюд выделяется суп из бараньей или телячьей требухи с овсяной мукой, луком и перцем.

Одежда народов Западной Европы по сравнению с пищей сохранила меньше этнических и локально-этнографических особенностей, что же касается зональных (культурно-экологических) особенностей, то они сводятся в основном к тому, что на севере, например у народов Скандинавии, бытует более теплая одежда, в частности куртки из толстого сукна и вязаные шерстяные свитеры, а на юге -более легкая одежда преимущественно из льняных, хлопчатобумажных и тонких шерстяных. Западная Европа ( Англия) стала родиной « европейского» костюма(рубашка, брюки,пиджак - у мужчин; юбка, кофта с рукавами, жакет - у женщин), который уже во второй половине XIX в. распространился среди городского населения, а затем и среди сельского, почти полностью вытеснив бытовавшие ранее комплексь градиционной одежды; во второй половине XX в. различные его варианты (например, с заменой пиджака курткой) получили распространение даже в странах с неевропейским по своему происхождению населением. Тем не менее во многих сельских местностях стран Западной Европы, в том числе и таких развитых, как например, Германия, еще продолжают бытовать элементы прежней этнографи чески дифференцированной одежды, а в городах во время проведения праздничных шествий, фольклорных ансамблей и массовых представлений можно увидеть на их участниках более или менее полные комплексы традиционной одежды.

3. Христианская религия в своих начальных установках отличалась большим аскетизмом; она не только допускала, но и приветствовала безбрачие как наиболее достойный путь служения богу (отсюда - распространение монашества, целибат католических священников), но многодетность сама по себе в отличие, например, от установок ислама в христианстве не приветствовалась; и развод по причине физической невозможности кого-то из супругов иметь детей не допускался (что Бог соединил, то человек не может расторгнуть). Все это во многом определило развитие семейной жизни в странах Европы.

Влияние Реформации в этом отношении было противорчивым, так как в неко­торых общинах кальвинистов (например, среди пуритан) проповедовались бытовой аскетизм и строгость нравов . Все же народы ( по крайней мере их часть) стали допускать гражданское оформление брака (в муниципалитетах, мэриях), разрешать разводы, более терпимо относиться к внебрачным отношениям. В католических же странах, за исключением Франции, где позиции церкви были сильно подорваны в ходе Французской революции, влияние церкви ощущается до сих пор; браки, как правило, заключаются в церкви, разводы очень затруднены и нередко заменяются получением церковного разре­шения лишь на «разделение», т.е. раздельное проживание супругов (с возмож­ностью вступления их в неоформленные брачные отношения).

Среди протестантов стали более активно распространяться контрацептивные средства и аборты, что в условиях, когда «ценность» детей стала соизмеряться с материальным благополучием и другими ценностями жизни, быстро привело к малодетности брачных пар; среди католиков планирование семьи более затруднено. Папа римский по-прежнему выступает против абортов и даже против контра­цептивов. Поэтому при общем переходе к малодетности в католических семьях обычно больше детей, чем в протестантских. В последние десятилетия во многих странах Европы (Швеция, Германия и др.) число детей на брачную пару (особенно в городах) уменьшилось так, что не обеспечивает даже простого естественного воспроизводства населения.

Среди семейных обрядов наибольший народный колорит и социальную зна­чимость имеет свадьба, в которой соединяются две различные фамилии и закладываются основы новой ячейки естественного и социально-культурного воспроизводства. У большинства народов сохраняется традиция заключать браки после окончания весенних и осенних полевых работ, до и после больших религиозных постов; среди немцев максимум браков приходится на ноябрь, второй максимум - на май; среди англичан и некоторых других народов май почему-то считается несчастливым месяцем для заключения браков, а наиболее счастли­вым - июнь.

Заключению браков у большинства народов Европы предшествует помолвка, или обручение, связывающая жениха и невесту почти столь же тесно, как и сама свадьба, и расторгаемая лишь в особых случаях и с большими трудностями. Обычай сватовства сохранился лишь у некоторых народов, но в последнее время он играет символическую роль и осуществляется лишь после того, как сами молодые договорятся о вступлении в брак. Период помолвки - это не только время для проверки брачных намерений, но и для своего рода общественного контроля за вступлением в брак; с этой целью принято вывешивать объявление о предстоящей свадьбе или объявлять несколько раз об этом на воскресных службах в церкви. Самый низкий законодательный возраст для вступления в брак в Испании (женщины - 12 лет, мужчины - 14 лет), в Италии (женщины - 14 лет, мужчины -16 лет); в других странах он несколько выше, но почти всюду до гражданского совершеннолетия (обычно - 21 год) молодые должны получить согласие на брак со стороны родителей или опекунов. В Испании, Португалии и Греции действитель­ным признается только церковный брак; в Великобритании, Швеции, Норвегии и Дании юридически законными считаются как церковный, так и гражданский брак, в других странах (Италия, Франция, Германия и др.) обязателен гражданский брак, хотя и здесь после заключения брака в муниципалитете или ратуше молодые не­редко отправляются в церковь.

Свадьбу у многих народов зарубежной Европы, особенно среди зажиточных групп, было принято проводить 2-3 дня, устраивая последнее застолье в доме невесты. В небольших сельских поселениях на свадьбу обычно приглашались не только родственники и друзья, но и все односельчане, которые делали подарки вещами и деньгами.. Свадебный дом у большинства народов было принято украшать живыми цветами и зеленью, если позволяло время года; в церковь или ратушу жених и невеста ехали в украшенной карете. Среди итальянцев и неко­торых других народов до последнего времени сохранялся обычай, по которому парни взявшись за руки, преграждали новобрачным выход из церкви и пропускали их только за небольшой выкуп. Некоторым своеобразным внешним оформлением отличалась свадьба у англичан, считавших счастливыми цветами для свадебного костюма и убранства белый, синий, розовый, а несчастливым - зеленый; подчас даже к свадебному столу не подавали зелень. Родильные обряды у народов Западной и Юго-Восточной Европы, особенно после распространившегося обычая отправлять роженицу в больницу, почти сошли на нет, свелись к поздравлениям и подаркам.

Сохранились, однако, некоторые обычаи, связанные с крещением (имянаречением) новорожденного. Крещению, особенно у католиков и православных, предшествует тща­тельный выбор крестных отца и матери, играющих затем существенную роль в жизни крестника или крестницы, в их семейных торжествах; нередко у католиков выбирали от 3 до 6 крестных отцов и матерей. Важным событием «социализации личности» в жизни мальчиков и девочек была конфирмация (у католиков - первое причастие, у протестантов - приобщение к церкви), после которой устраивали праздничный обед или ужин с вручением подарков.

Несмотря на то обстоятельство, что религиозность жителей Западной и Юго-Восточной Европы почти повсеместно уменьшилась, торжественные события и праздники христианского календаря настолько сильно вошли в жизнь, что сохраняются до сих пор даже среди людей, почти отошедших от церкви и, скажем, предпочитающих праздновать день рождения, а не именины. Одним из таких основных праздников является Рождество Христово, отмечаемое католиками и протестантами 25 декабря, т.е. перед Новым годом, а православными - на 13 дней позже. Важным атрибутом Рождества является елка, украшенная яркими игруш­ками, а в последние десятилетия и гирляндами лампочек; свечи на елке принято зажигать лишь в рождественский вечер. Обычай рождественской елки впервые появился в Эльзасе во второй половине XVIII в., оттуда проник в Германию, а затем распространился и по другим странам Европы.

Новый год принято проводить в менее интимной обстановке, например в кафе, ресторане или просто на улице, устраивая шумные шествия; в Австрии, например, ряженые в масках, в конце шествия которых шли ряженые с метлами , выметавшими остатки старого года.

Важными весенними праздниками повсеместно являются Масленица и Пасха. В средиземноморских и соседних с ними странах, где зима проходит быстро, именно Масленица, проводимая после середины февраля, перед Великим постом, считается праздником наступления весны. Она сопровождается обильной пищей (в Австрии — «жирные» или «сумасшедшие» дни) и веселыми карнавалами, возникшими в далеком прошлом, вероятно, как народная реакция на христианскую аскезу.

Праздник Пасхи по сравнению с Масленицей обычно проводится внешне менее ярко, главным образом в семье и церкви. В Испании, Португалии и Италии принято устраивать церковные шествия, в которых разыгрываются сцены распятия и воскрешения Христа. В более северных странах больше всего веселятся в этот праздник дети, которые собирают крашеные яйца, спрятанные для них в разных местах родителями или даримые им соседями, приходящими родственниками и знакомыми.

Яркий летний праздник святого Иоанна (итальянский - святой Джованни, скандинавский - святой Ханс и т.п.), совпадающий со славянским Иваном Купалой (24 июня), в отличие от Масленицы наиболее популярен в северных странах -Скандинавии и Финляндии. Кроме названных праздников, имеются и другие, связанные с установленными христианским церковным календарем днями святых. Повсеместно принято отмечать День всех святых (1 ноября), считающийся днем поминовения усопших и погибших в войнах; в этот день посещают могилы родственников, а в крупных городах устраивают шествия к могиле Неизвестного солдата. Празднование дней отдель­ных святых имеет более или менее локальный характер. Так, ирландцы отмечают день св. Патрика, считая его покровителем всего острова; голландцы и датчане чтят его как покровителя моряков. В Бельгии и Нидерландах принято отмечать день св. Мартина (11 ноября), считающегося покровителем Галлии, а также, как и в ряде других стран, день св. Николая (6 декабря), устраивая шумные шествия с факелами.

Лекция 14. Славянские народы

Центральной и Юго- Восточной Европы.

План:

1. Особенности этнической истории

2. Особенности хозяйства и материальной культуры.

3. Семейные отношения и духовная культура.

1. Центральные и юго-восточные области Западной Европы заселяют в основном народы славянской языковой группы. В этнологическом и исторической литературе их принято подразделять на западных и южных славян.

Отдельные группы западно- и южнославянского населения живут в России, на Украине, в Белоруссии, Венгрии, Румынии, Австрии, Албании, Италии, Греции, европейской части Турции и других странах мира (в частности в США, Канаде, Аргентине, Австралии ). |

Третье по численности место среди индоевропейских языков Европы (после германских и романских) принадлежит славянским, представленным здесь двумя подгруппами: западной в Центральной Европе и южной - на Балканах. На западно­славянских языках говорят поляки, чехи, словаки и лужичане. К южнославянской группе относятся языки болгар, сербов, хорватов, черногорцев, боснийцев, македонцев, словенцев.

В антропологическом отношении западные и южные славяне относятся к европеоидному расовому типу, или к большой европеоидной расе.

Поляки вместе с чехами, словаками и лужичанами в целом относятся к центральноевропейской группе евро­пеоидов, однако чехи и словаки обнаруживают в своем облике много общих черт с типичными представителями так называемого альпийского антропологического типа (австрийцами, баварцами, населением Швейцарии). Южные славяне в целом относятся к средиземноморской ветви большой европеоидной расы, к так назы­ваемому динарскому антропологическому типу, однако включают в свой состав и ряд переходных форм (например, словенцы, у которых преобладает альпийский тип).

На сегодняшнем уровне развития исторической науки и анализа разно­образных источников ранние сле­ды славян можно проследить лишь с первых веков нашей эры, т.е. фактически с начала эпохи «великого переселения народов», когда славяне становятся извест­ными античным и средневековым авторам.

Современные археологи непосредственно со славянами связывают археологическую культуру пражского типа и близких к ней вариантов, распространившихся в VI –VII вв. на территории Чехии, Словакии, Южной и Средней Польши, Восточной Австрии и Германии, Румынии и Балкан, включая и более восточные районы. Возможно, эта культура, принесенная древними славянами со своей прародины, обогащенная вовремя переселения в районы их нового обитания, лежит в основе традиционно-бьгговой культуры позднейших славянских народов Европы.

Начало переселения славян со своей прародины, локализуемой ныне иссле­дователями в бассейне Верхней и Средней Вислы, а также в южной части р. При­пяти, относится к середине V в., когда были разгромлены гунны, стоявшие на пути продвижения славян к границам бывшей Римской империи и Византии. На западе славяне в VI- VII вв. продвинулись за Одру (Одер) и Лабу (Эльбу) вплоть до Датских островов и Люнебургской пустоши в Германии (районы озера Ильменау и др.), где они заняли земли, освободившиеся после ухода германцев на юг. Через Моравские ворота славяне двинулись на юг и юго-запад, в сторону Альп и Ад­риатики, появились на Нижнем Дунае и вышли к берегам Черного моря. В колонизации Балкан приняли большое участие восточнославянские племена антского союза. К 580 г. славяне, заселив весь Балканский полуостров, проникли на юг Пелопоннеса и высадились даже на о. Крите.

С расселением славянских племен и оседанием их на новых землях в У-УП вв. связано проходившее в их среде образование первых раннегосударственных формирований.


0388416535011804.html
0388468958703169.html
    PR.RU™